Поездки на море

Я не автолюбитель и машины  у меня нет, поэтому все наши передвижения осуществляются общественным транспортом. С самого раннего детства мы с Глебом ездим на трамваях, троллейбусах, автобусах и поездах. На самолетах он пока не летал, но я думаю, что ещё полетает.

По городу для передвижения мы используем маршрутки, трамваи и троллейбусы, раз в год ( иногда и два раза) мы ездим на поезде к бабушке. Глеб настолько привык к этим поездкам, что ведёт себя абсолютно спокойно, смотрит в окно и уже сидит на отдельном кресле.

ГЛЕБ В ПОЕЗДЕ

Хотя в возрасте 2 лет у сына был одно странное желание, которое мы тогда списывали на возраст, так как не знали о его аутизме.

В трамвае он не хотел сидеть на руках ни у кого из родителей. Он хотел, чтобы я его держал на руках, стоя в движущемся трамвае. Люди в трамвае уступали мне место, но сесть на него я не мог, потому что Глеб сразу устраивал истерику и мне приходилось вставать. Длилось это недолго, но было одним из тревожных сигналов.

МЫ С ГЛЕБОМ ЕДЕМ В ТРАМВАЕ СТОЯ

До Азовского моря от бабушки около 100 км, море там мелкое и тёплое, поэтому мы ездим туда.

Мы снимаем номер в частном пансионате из десяти номеров с небольшим внутренним двором и беседкой. В прошлом году было много детей возраста Глеба, но он с ними не играл. Матвей с удовольствием играл бы, но для них он был слишком маленький.

Никто в пансионате и не заметил, что с Глебом что-то не так. Он не устраивал истерики, выполнял все наши инструкции, а что с детьми не играл никого не волновало.

На пляже мы тоже не выделялись. Купались, загорали, Глеб с Матвеем играли с песком и бегали по пляжу.

Я всегда с детьми в море или глаз с них не свожу, если они плескаются в море на небольшой глубине. Позапрошлым летом, когда Глеб ещё плавал на надувном круге (прошлым летом на нарукавниках), он перевернулся на круге и оказался головой под водой. Я был в трёх метрах от сына и за доли секунды, которые мне показались вечностью, оказался возле него и поднял его на поверхность. Как только Глеб вынырнул с моей помощью, он сразу посмотрел на меня и мою реакцию на произошедшее. Я бодрым голосом воскликнул, что он здорово нырнул и какой он молодец, хотя внутри всё сжалось и сердце готово было выпрыгнуть из груди. После моих слов он растянулся в улыбке и готов был дальше плавать и нырять, как будто он оказался под водой по плану и ничего страшного не произошло.

Если бы я начал ахать, охать и причитать, я думаю, что Глеб бы испугался и расплакался. У него появилась бы боязнь воды и мы бы долго ещё это исправляли. Но это мои догадки и домыслы. Случилось так как случилось и я рад, что в тот момент поступил именно так.

Ещё одним развлечением на море являются, конечно же, качели, карусели и машинки, в которых дети могут управлять сами или родители на пульте управления. Глеб попросил покататься на такой машинке. Я был в сомнениях. Позволить сыну самому управлять или использовать дистанционный пульт управления. Дело в том, что площадь, где дети катались на этих машинках, была очень оживленным местом и там ходило много людей. Сможет ли Глеб управлять машинкой сам, не наехав на людей?

Он справился лучше, чем некоторые его нормотипичные сверстники. Я очень переживал и ходил рядом с ним для подстраховки.

Этим летом мы снова поедем сначала к бабушке на поезде, а потом на море. Я очень надеюсь, что в этом году Глеб захочет и сможет поиграть со сверстниками, если они там будут. Попробую начать учить Глеба плавать.