Взаимодействие с младшим братом

За месяц до 3-хлетия Глеба у нас появился ещё один сын – Матвей. Когда я привёз жену с младшим домой и мы положили его в кроватку, Глеб заинтересовано подошёл и дотронулся до него пальчиком. Это единственный знак внимания, который наш старший сын проявил к младшему в первые полгода его жизни. Тогда мы ещё не знали, что у Глеба аутизм и только через три месяца попали на консультацию к психологу, который предположил этот диагноз у сына.

Матвей рос, развивался по графику нормотипичного ребенка. Где-то в 6 месяцев, когда он уже начал ползать, Глеб начал замечать младшего. «Кто это тут ползает и путается под ногами?» — наверное он думал так.

Чем старше становился Матвей, тем очевиднее становилась разница в развитии обоих братьев. Младший начал ходить в год и Глеб уже не мог от него скрыться нигде. Хочешь не хочешь, а взаимодействовать приходиться. Тогда мы поняли на сколько нам повезло, что в нашей семье появился Матвей. Нам попался энергичный, веселый, озорной малыш, иногда просто «ураган», который постоянно вытягивал Глеба на взаимодействие и не давал ему покоя, таким образом формируя в нем навыки общения.

Когда мы начали работать с нашим куратором, она сказала, что наши дети станут лучшими друзьями, когда вырастут. Тогда мы с женой даже об этом не думали. Глебу было 4 года, а Матвею только год. Спустя 3 года после этого разговора я понимаю, что так и будет (я очень на это надеюсь). Наши сыновья делятся друг с другом, поддерживают, защищают. Не обходится, конечно, без конфликтов, а иногда и мелких потасовок, но это естественно и для нормотипичных братьев с разницей в три года и меньше.

Матвей – наш помощник в развитии и обобщении навыков своего брата, а также наша надежда на то, что Глеб не останется один в этом мире после нас.